Как повлияет на конфликт умеренно жесткая ритօрика революционной власти?!

Взгляд из Еревана и Степанакерта.

Главным политическим событием проходящего года в Арменнии были изменения, имевшие место в апреле-мае и которые получили название «Народная бархатная революция», которые могут оказать значительное влияние на ситуацию в Южном Кавказе, в том числе и пути решения конфликтов в регионе.
Хотя новое правительство во главе с Николом Пашиняном, с первых же дней прихода к власти заявляло, что у революции нет внешнеполитической или геополитической повестки, но тем не менее, предполагалось, что возникшее в результате революции безоговорочное доверие к власти и некоторое положительное изменение в восприятии Армении за рубежом, должны были автоматически делать поправки во внешней политике страны, в частности в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта. И сигналы в этом направлений не заставили себя долго ждать. Буквально через день после своего избрания на посту премьер-министра – 9 мая, Никол Пашинян в сопровождении большой группы местных и иностранных журналистов поехал в Карабах, принять участие на праздничных мероприятих, приуроченных ко дню освобождения Шуши. Здесь Пашинян сделал ряд значимых заяавлений, целевой аудиторией которых была не только и не столько армянская публика, но также и внешний мир, и в первую очередь, соседний Азербайджан. В целом, Пашинян дал понять, что Бархатная Революция не станет поводом для того, чтобы Армения изменилапозицию в вопросе урегулирования конфликта.

«Я готов вести переговоры с президентом Азербайджана в рамках сопредседательства Минской группы ОБСЕ, но также думаю, что этот переговорный формат не может считаться полноценным, пока в нем не участвует одна из полноценных сторон конфликта – правительство Арцаха (армянское название Карабаха-авт.). Одной из причин того, что вопрос до сих пор не был решен, пожалуй, является именно это», – сказал тогда новоизбранный премьер на встрече с президентом НКР Бако Саакяном. Впоследвтвии Пашинян развил эту мысль, повторив ее на встречах в рамках СНГ и с трибуны Генеральной Ассамблеии ООН.
Председатель Аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству, политолог Степан Григорян (Ереван) приветствует линию поведения Пашиняна, в том плане, что оно позволит сторонам если не приблизить свои позиции, то по крайней мере, сохранить сравнительное спокойствие на линии фронта.

“Пашинян взял инициативу в свои руки. Мы помним, как было раньше – Алиев говорил нашим – освободите территории, а после посмотрим, – а сейчас Алиев вынужден даже сделать какие-то изменения в своейжесткой политике» , – говорит Григорян, имея ввиду договоренность, достигнутую на короткой встрече лидеров двух стран на кулуарах саммита глав государств СНГ в Душанбе 28-го сентября, после которого на линии фронта было относительно спокойно.
Пресс-секретарь президента НКР Давид Бабаян говорит об этой договоренности с осторожным оптимизмом. По его словам, хотя случаи нарушения режима перемирия заметно уменьшились, но не исключено, что в какой-то “неудобный момент” Баку пересмотрит свою позицию и будет нагнетать обстановку на границе.
“У нас дюжина таких прецедентов. А так как Азербайджан не пересмотрел свой подход, не пересмотрел свою сверхзадачу – уничтожение Арцаха и Армении, то мы не можем быть спокойны”, – говорит Бабаян. Считая политику постреволюционного Еревана в целом полижительным, он думает, что некое ужесточение в позиции Пашиняна поднимает степень безопасности Нагорного Карабаха. Другой представитель НК, оппоциционный политик, член партии “Национальное возрождение” Тигран Григорян считает преждевременным дать какую-либо оценку политике новых властей Армении, тем более, в контексте урегулирования нагорно-карабахского конфликта. В одном позиции провластного и опозиционного деятелей Карабаха сходятся – оба они приветствуют, что Пашинян до сих пор даже не намекал о необходимости вернуть Азербайжану какие-либо территории.
“Если противная сторона очевидно готовится к войне, то заявления о компромиссе могут восприниматься как признак слабости. Хорошо, что Пашинян отказался от позорной формулы “территории в обмен на мир”, которая являлась в последние годы основой переговорного процесса”, – говорит молодой политик. Он уверен, что пока Баку не готов обсуждать какой-либо вариант урегулирования, который бы предполагал статус Карабаха вне составе Азербайджана, то в ближайшем будущем альтернативой сложившейся статус-кво может быть только война.Кроме того, Григорян омечает с удовольствием, что и.о. премьера Армении Никол Пашинян умело пользуется демократическими процессами внутри страны во внеших отношениях, заявляя, в частности, что “агрессия против Армении будет агрессией против демократических ценнтостях на южно-кавказском регионе”.
В эпицентре геополитической конфронтации
В Ереване с известным скепсисом восприняли заявление завершающего дипломатическую службу в Армении посла США, Ричарда Милса о том что «урегулирование нагорно-карабахского конфликта безусловно предполагает возврат некоторых территорий Азербайджану» . Пресс-секретарь де факто президента НКР Давид Бабаян считает, что заявления Милса являются словами “уходящего посла”, к которым можно было бы относиться с бо’льшей серьезностью, если бы одновременно посол в Баку говорил о необходимости признания права НК на самоопределение.

В армянских кругах оценили инамек гостившего недавно в Армению советника президента США по вопросам безопасности Джона Болтона что Вашингтон может пересмотреть мораториум на продажу оружия сторонам конфликта в НКР, принятый еще в 90-е. По словам Давида Бабаяна, они должны рассматриваться в контексте американо-иранской и американо-российской разногласий.
Оппозиционный деятель Тигран Григорян Григорян считает удручительным заявления Болтона в том плане, что Вашингтон может поставить Армению перед выбором –отказаться от сотрудничества с Ираном взамен на хорошие отношения с Западом.
“Все предыдущие власти Америки всегда принимали в счет сложную геополитическую и геоэкономическую обстановку вокруг Армении и Карабаха и с пониманием относились к той важности, которую имеет Иран для Армении. Именно по этой причине даже при самых жестких санкций против Ирана, Армения получала некие привилегии в вопросе сотрудничества с Тегераном. Теперь, кажется, таких привилегий не будет”, – отмечает Григорян. По его мнению, от заявлений о возможной продаже оружия сторонам конфликта скорее всего будут рады в Баку, нежели в Ереване.

Продажа оружия осложняет отношения с союзниками по ОДКБ
Вопрос продажи оружия Азербайджану стал камнем предкновения в отношениях Армении также с союзником по военно-политиоческому блоку ОДКБ. И.о. премьер-министра Никол Пашинян на днях выразил свое возмущение с тем, что президент Белоруссии Александр Лукашенко обсуждал с послом Азербайджана в Минске вопрос о кандидатуре генерального секретаря ОДКБ. Этот пост стал вакантным после того, как Ереван отозвал своего представителя – генерала Хачатурова, который обвиняется в тяжелых преступлениях по армянскому законодательству.
“Как минимум странно вызвать посла страны противника твоего союзника и рассказывать ему, что творится у тебя внутри организации, или продавать оружие противнику твоего союзника. В том случае, что эта страна (Азербайджан) регулярно заявляет о намерении захватить Ереван. Получается, что вы поддерживаете захват нашей столицы?”, – вопрошал Пашинян. До этого он заявил, что лично будет потребовать объяснения у Лукашенко. Подобная риторика в отношениях с союзниками по евразийскому сотрудничесву тоже “приятная новость” для армянской публики, которая при прежней власти периодически выражала недовольствие с тем, что власть безоговорочно воспринимает все удары и унижения от больших стран-союзниц, в том числе от России. Ведь, хотя Пашинян об этом пока не говотит, но все в Армении помнят, что главным поставщиком вооружения Азербайджану все же является не Беларусь, а именно ближайший союзник Армении и гегемон в Евразийском пространстве – Россия.

Заключение. Менять статус-кво с вознаниях людей

В целом, проходящий год можно считать спокойным для Еревана и Степанакерта, несмотря на бурную политическую жизнь, революцию и ожидание внешней нестабильности, которую пророчили оппоненты нынешней власти и некоторые зарубежные аналитики. В последние несколько лет напряжение на линии фронта и границе между Азербайджаном и Арменией постоянно росло, кульминацией чего стали кровавые столкновения в апреле 2016-го года. И на фоне этого 2018-й год стал, пожалуй, самым спокойным. В печальной статистике погибших, которую публикуют стороны в конце каждого года, в этом году наверняка цифры будут меньше, чем в предыдущих. Но тррудно сказать, что в результате этого в ожиданиях двух обществ станет больше оптимизма–позиции сторон не стали ближе, взаимного недоверия, боязни и вражды между народами не стало меньше.
Может казаться парадоксальным, но в Армении, где после демократических изменений процессы становились более прозрачными, свободы слова – больше, по отношению к карабахскому урегулированию, кажется, общество и власть консолидированы как никогда – представителям гражданского общества, как и власти, все сложнее моделировать компромиссные варианты решения конфликта, предложить альтернативное видение. И в этой связи, как бы пессимистично ни звучало, все более актуальным становится формулировка молодого карабахского политика Тиграна Григоряна: “альтернативой статус-кво является война”.
Пессимизма становится больше, если учесть, что гражданское миротворчество маргинализуется, СМИ все чаще копируют риторику государственных структур при освещении конфликта, хотя, как было отмечено выше, журналисты приобрели возможность выражаться более свободно. Роль международных организаций, которая была весьма активной в предыдущем десятилетии, кажется, становится менее заметной. Трудно сказать – является ли этот пессимизм результатом пассивной деятельности международных организаций, или наоборот – последние сворачивают свои миротворческие проекты, увидев их малорезультативность, но ясно одно – статус-кво надо менять в первую очередь в сознании людей, только потом – на столе переговоров.

Акоб Карапетян*.
В момент написания статьи автор был свободным журналистом.