Армяно-иранские отношения – это не отношения 1-2 дней

Интервью с заведующим кафедрой ирановедения ЕГУ Варданом Восканяном
– Господин Восканян, сегодня вступили в силу дополнительные санкции США в отношении Ирана. Как Вы считаете, какое влияние это окажет на армяно-иранские отношения, экономические связи?
– В целом нужно отметить, что почти такие же санкции были и ранее, и Иран был в условиях режима более строгих санкций. Речь идет и о международных санкциях. Этот пакет и предшествующий ему пакет, п сути, являются системой санкций, применяемых против Ирана со стороны одного государства, который не несет международного характера, следовательно, другие международные акторы, исходя из собственных интересов, могут решить, какие отношения иметь с Ираном и в каком объёме сотрудничать. Что касается отношений Армения – Иран, то эти отношения, я думаю, являются устойчивыми, и в этом смысле мы не должны обуславливать связи и отношения между нашими двумя государствами отношениями с каким-либо третьим государством. В этом смысе, бесспорно, санкционные пакеты, примененные Соединенными Штатами, создают некоторую рисковую среду и для армяно-иранского сотрудничества, но думаю, что эта рисковая среда преодолима, и в особенности, если учесть, что речь идет об экспорте иранской нефти, а Армения не является страной, импортирующей нефть из Ирана, в этой сфере нас как минимум не ожидает никакой, даже рисковой проблемы. Что касается банковской сферы, очевидно, что здесь и раньше были трудности. Несмотря на то, что официально санкции были сняты, но в действительности, де факто, банковские операции с Ираном всегда имели некоторые трудности и в этом смысле, похоже, ситуация, не столь трагична, как во многих случаях воспринимается у нас или делается попытка представить. Есть и другая плоскость: любая санкция, любая трудность, думаю, является возможностью не только преодолеть эту трудность, но и выйти победителем из этого испытания. И в этом смысле роль Армении для находящегося в режиме санкций Ирана в определенном смысле возрастает – как друга, стабильного и доверительного партнера.
– Никол Пашинян во время внеочередного заседания НС отметил о возможности сотрудничества с Ираном. Что Вы скажете в этой связи, какое влияние окажут эти санкции?
– Думаю, особо важен тот акцент исполняющего обязанности премьер-министра, что Армения будет развивать свои отношения с Ираном, учитывая исключительно наш государственный и национальный интерес; это был важный акцент, в рамках которого, думаю, в целом наша политическая элита должна продвигаться в отношениях с Ираном. А этот государственный и национальный интерес требует использования всего потенциала армяно-иранской границы, использование возможностей всего поля, предоставленного и политическим, и экономическим, и культурном сектором отношений Армения – Иран и углубление отношений с Ираном в целом. Потому что Армения, сохраняющая и развивающая отношения с Ираном, обладает совершенно иным весом на международной арене. Представьте на секунду Армению без отношений с Ираном, у которой совершенно иной вес. И естественно, что наши два государства развивают и будут развивать эти отношения. Эти отношения – не отношения 1-2-х дней. Все знают, что граница Армения – Иран, армяно-иранская граница в целом – одна из древнейших границ мира, когда либо существовавшая и существующая между двумя государствами, следовательно, все акторы должны считаться и с интересами Армении, как мы во многих случаях уважаем интересы других, но руководствуемся собственным интересом, думаю, та же позиция должна быть по отношению к Армении.
– Относительно применения санкций министры иностранных дел Соединенного Королевства, Германии, Франции, главный представитель по иностранным делам и политике безопасности ЕС выступили с совместным заявлением, согласно которому, они глубоко сожалеют в связи с возобновлением санкций со стороны США. По Вашему мнению, каково будет отношение ЕС в этом вопросе и какое влияние это окажет на отношения ЕС – Армения?
– Европейцы даже разрабатывают специальные механизмы для смягчения эффекта санкций, применяемых со стороны Соединенных Штатов для собственной кономики и в отношениях Евросоюз, европейские страны – Иран. Думаю, позиция Армении в этом смысле созвучна позициям наших европейских партнеров. Во многих случаях Армения может выступать в одном позиционном поле с Евросоюзом, и применяемые Евросоюзом механизмы, скажем, в смысле прямого обхода санкций, могут быть поучительны и для нас.
– А если рассматривать в контексте армяно-американских отношений, то есть если Америка возлагает санкции, какие последствия это будет иметь в армяно-американских отношениях?
– Соединенные Штаты – это сверхдержава номер один для мира, в этом нет никаких сомнений. Развитие наших отношений с Ираном не ведется вопреки развитию наших отношений с Соединенными Штатами. РА проводил и, думаю, будет проводить не политику игры на интересах и противовесах, что может быть чревато довольно ощутимыми для нашего государства опасностями, а ведет политику сочетания, возможного сочетания интересов. В этом смысле, и с Соединенными Штатами наше государство должно продолжать сотрудничать. И это также вытекает из первоочередных, жизненных интересов нашего государства. Но повторю, мы не должны строить отношения с каким-либо государством за счет отношений с другим государством. Наши соседи, положим Грузия, явно ведут несбалансированную политику, отдавая предпочтение одному из мировых полюсов – Соединенным Штатам. Армения, думаю, никогда не пойдет по этому пути, и раньше не шла и в дальнейшем не будет идти по этому пути, потому что это прямым образом не вытекает из представлений о безопасности нашего государства.
– Также отмечается, что эти санкции направлены против иностранных компаний, имеющих деловые связи со своими иранскими партнерами.
– В случае Армении мы можем очень легко разрешить эту проблему, иными словами, те компании, которые не работают с Соединенными Штатами, но работают с Ираном, не будут иметь проблем, по большому счету, не будут иметь никаких проблем. Естественно, некоторые препятствия может вызвать указанная мною рисковая среда, а есть ли в Армении компании, которые одновременно и с Соединенными Штатами, и с Ираном? У них будут более серьезные трудности, если таковые имеются.