Мария Саакян не испугалась: Дань уважения в Ереване

Из жизни скоропостижно ушла кинорежиссер Мария Саакян, когда вернулась из России в Армению и стала искать темы, ее спросили, что она хочет снять, ответила: забытые города.

«Машин глаз заметил материал для фильма в таком забытом рабочем городе, как Алаверди», – на встрече, посвященной памяти кинорежиссера вспомнила кинокритик Сусанна Арутюнян.

В качестве дани уважения, в Союзе кинематографистов был показан фильм Марии Саакян “Это  не я”  ((I’m going to change my name).

Этот фильм о периоде созревания 14-летней девушки, ее взаимоотношениях с окружением. Представлен внутренний мир подростка Эвридики, ее юношеские искания… девушка хочет изменить свое имя, надеясь таким образом изменить свою жизнь.

«Очень важно, что фильм в конечно итоге получил название “Это  не я”, поскольку он довольно автобиографичен, изображены эпизоды, которые Мария пережила лично, воспоминания о ее подростковом периоде. Мария не испугалась и смело представила переживания, чувства девушки, находящейся в нежном переходном возрасте», – вспомнила кинокритик, подчеркнув, что жизнь режиссера и фильм были переплетены.

Киновед Арцви Бахчинян, присутствовавший на показе фильма знал Марию Саакян с самого начала ее творческой деятельности.

Он сравнивает фильмы с личными дневниками. «С их помощью она художественным образом представляла некоторые отрывки, эпизоды своей биографии. А посредством героев, которые отождествлялись с ней, пыталась показать определенный период жизни, состояние души», – отмечает он.

Арцви Бахчинян характеризует кинорежиссера, ушедшего из жизни несколько дней назад, в возрасте 37 лет, как позитивную, светлую, яркую личность.

«Была интересная картина, когда встречал на улице голубоглазую режиссер в окружении голубоглазых дочурок. Я очень радовался, когда узнавал, что она сняла очередной фильм и родилась ее очередная дочь», – вспоминает Арцви Бахчинян.

По словам кинокритика, благодаря своему умению открыто контактировать с миром, Марии Саакян удавалось создать чисто авторский, очень личный фильм, она говорила об Армении на международном языке, поэтому актеры в ее фильмах не были армянами, язык не был армянским.

«Язык кино для нее был средством для того, чтобы сделать чисто личное кинокартиной с соответствующим настроением и стилем. Она была стильным, думающим, интеллектуальным кинорежиссером, качества которой были беспрецедентны в нашем кино»,-  заключил Арцви Бахчинян.